Чем белорусская действительность напоминает петлю Мебиуса?
27.02.2015 | 15:20 |
Чем белорусская действительность напоминает петлю Мебиуса?Ярослав Бекиш

В последнее время чиновники все чаще сообщают прессе о том, что работа с обращениями граждан проводится крайне успешно.Такой вывод представители различных органов власти делают на основании того (внимание!), что количество обращений граждан существенно снижается, а значит качество «разъяснительной» работы находится на должной высоте, и, получившие ответы на свои вопросы граждане, просто напросто удовлетворены. 

Вот, например, Гродненский облисполком сообщает, что количество обращений в 2014 году снизилось на 7-10% по сравнению с 2013 годом. Наступил год  «выборов», - оно и понятно, - надо продемонстрировать населению лишний раз, что все идет по плану. Никаких иных корреляций между статистическими данными рапортующие не признают.

У некоторых общественных организаций вопросы к такой простой логике все же возникают. В очередном национальном опросе НИСЭПИ, например, мы читаем, что 18,3% белорусов хотя бы однажды в жизни, так или иначе, участвовали в общественных обсуждениях экологически значимых вопросов. 

При этом каждый третий считает, что его участие повлияло на принятие окончательного решения, остальные считают, что их мнения не были учтены. 

Более всего наших сограждан, согласно результатам опроса, беспокоят следующие вопросы:«Строительство объектов, которые могут оказывать значительное воздействие на окружающую среду (АЭС, заводы, магистрали, животноводческие комплексы и др.)» - 58,9%, «Вырубка деревьев» - 43,1%, «Разработка законодательства (водный кодекс, закон об охране окружающей среды, положение об общественных обсуждениях и др.)» - 28%. Важно, что вопросы развития национальной экологической политики Беларуси интересуют почти четверть - 23,9% белорусов.

Среди потенциально самых эффективных способов влияния граждан на принятие экологически значимых решений респонденты называют «Проведение экспертизы при участии всех заинтересованных сторон» и «Встречи с представителями государственных органов, застройщика». 

Что же, давайте теперь посмотрим, как это все выглядит на практике.

Начнем с того, каким образом местные исполнительные и распорядительные органы власти информируют граждан о проведении общественных обсуждений посредством своих сайтов. 

Проведенный экологическим товариществом «Зеленая сеть» мониторинг показал, что как минимум по вопросам архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, отчета оценки воздействия на окружающую среду, удаления, пересадки объектов растительного мира.

В абсолютном большинстве случаев мы имеем целый набор проблем. Во-первых, регулирующая этот вопрос законодательная база сама по себе нуждается в развитии. Во-вторых, даже те минимальные требования, которые предъявляет законодательство, не выполняются в полном объеме. Самыми слабыми местами является своевременность, полнота, доступность информации, а также ее «читабельность», возможность скачать необходимые файлы и т.д.  И это мы, по сути, говорим еще только о качестве анонсирования общественных обсуждений, не переходя к вопросу самих обсуждений. 

Что же касается практики проведения общественных обсуждений, то здесь мы имеем еще более печальную картину. Я не буду настаивать на том, что пример с «посадкой на сутки» московского эксперта Андрея Ожаровского после профанации общественных слушаний по вопросу строительства Островецкой АЭС, когда в зал заблаговременно нагнали комсомольцев и вместо обсуждения ОВОС читали стихи о мирном атоме, является эталонным. Все-таки с АЭС, ввиду кредитного голодания, у нас особые интимные отношения. Можно привести и другие примеры: симуляция обсуждений строительства гостиницы «Пекин» в парке 40-летия Октября в Минске, беспомощность общественности и местных органов власти во время обсуждения строительства многотысячного свинокомплекса под Молодечно, «Китайский технопарк», «Катарский остров», уплотнительная застройка... 

Некоторые чиновники уровня глав облисполкомов уже заявляют о том, что общественные обсуждения нужно переводить в сугубо письменную форму, а общественных активистов, требующих соблюдения законов и процедур, называют на пресс-конференциях подстрекателями.

Но это все касалось вопросов «бытовых», которыми интересуются те самые 60% населения. Перейдем к вопросам развития природоохранного законодательства, которые интересны трети населения. Эти вопросы обсуждаются на уровне профильных министерств. Поэтому, зачастую, в них от лица общественности участвуют эксперты от общественных организаций - членов ОКЭС при Минприроды и временных рабочих групп. Процессы эти сложные, вязкие, требующие специальной подготовки. За 2014 год из нескольких десятков предложений по внесению изменений в природоохранное законодательство экспертами и юристами «Зеленой сети» принято было 6. Много это или мало? Ответить сложно.  

Важно другое:  треть населения, по данным НИСЭПИ, эти вопросы интересуют. Сколько белорусов прямо или косвенно принимают участие или поддерживают экологические общественные организации, которые этими вопросами напрямую занимаются? По моим личным, весьма субъективным подсчетам, не более 10 000 человек на всю страну, т.е. около 1%.  А данные еще одного исследования, проведенного в 2014 году Центром европейской трансформации «Окружающая среда в зеркале масс-медиа» подтверждает эту статистику.  

Белорусские СМИ уделяют в среднем 1% своего «эфира» вопросам экологии, потому что тема эта не пользуется интересом читателей. Вопросы эко-пончиков, эко-черепицы и эко-косметики - это еще куда ни шло, а вот Водный кодекс не интересен никому. Что же это получается?  33% респондентов заявляют, что хотели бы участвовать в обсуждениях природоохранного законодательства, но никто из них даже читать не хочет про то, как это самое законодательство развивается? Читать не хотят, так еще и количество обращений граждан за год на 10% сократилось?

Ну и наконец, национальная экологическая политика. На днях произошло знаменательное событие. Правительство одобрило Национальную стратегию устойчивого социально-экономического развития Беларуси до 2030 года. Премьер-министр Андрей Кобяков упомянул о важности вопросов национальной безопасности, в том числе, и в экологической сфере. 

Из своего опыта скажу, постоянно приходилось упираться лбом в необоснованные показатели и декларативные тезисы предыдущей версии Стратегии в самых разных сферах природоохранной деятельности, от выбросов парниковых газов в связи с ожидаемыми тигриными прыжками роста ВВП, до непродуманной логистики при переходе на местные источники энергии. И вот, после длительных и очень хитрых процедур общественных обсуждений правительство приняло документ. Комментарии к нему можно было послать через сайт Министерства экономики. Сколько человек из заинтересованной четверти населения скачали проект этого документа и хотя бы полистали? Сколько прислали свои предложения? Пару десятков. Сколько предложений и комментарием были учтены? Единицы (да и то, только очень конкретные ляпы были исправлены). Никакие из комментариев касательно методологии стратегирования, оценки выполнения предыдущих показателей, процедурных нарушений, допущенных при разработке и т.д. и т.п. учтены, естественно, не были и никто из наших сограждан об этом тоже не узнал, хотя вся информация в интернете есть.

Итак, мы имеем не просто замкнутый круг, а прекрасную петлю Мёбиуса: гражданам вопросы экологии во всех формах неинтересны, поэтому СМИ не заостряют на них внимания. СМИ не заостряют внимание, поэтому власти удовлетворены собственной работой с населением. Власти удовлетворены своей работой с населением, поэтому процедуры этой работы улучшать не спешат и даже хотят как-нибудь перевести в более «бесконтактную» форму. Население ропщет на власти за то, что те принимают решения втихаря, и эти решения ущемляют интересы населения. Весьма существенная часть населения, так или иначе, заинтересована участвовать в принятии экологически значимых решений. Но при этом, общественные экологические организации не наблюдают массового притока членов, новых организаций как-то тоже сильно не прибавилось. Существующие экологические НКО жалуются на то, что власти бездействуют, а СМИ не обращают на них внимания. И на все на это у нас накладываются «Выборы» и рапорты о том, что населению все разъяснили, люди все поняли, вопросов больше не имеют. Завораживающая красота безначальности! Все в этой истории хорошо, но вспоминается один старый анекдот:

- Скажите, это правда, что вы уже 45 лет ежедневно обращаете молитвы к Богу у Стены плача?

-Да, правда.

- А о чем ваши молитвы?

- Ну, я прошу у Всевышнего здоровья для своей мамы, денег для себя, мозгов для своих детей, еще немного мозгов для наших политиков и немного совести для моих соседей сверху, чтоб они были здоровы.

- И как? Бог прислушивается к вашим мольбам?

- Знаете, я планирую уже потихоньку завязывать со всеми этими молитвами. Последнее время меня все чаще преследует чувство, что я разговариваю со стеной.

belaruspartisan.org